Литература как вид искусства

Галереи, выставки и прочие культурные мероприятия во всем мире.
Внимание, обсуждения про Коломну, Воскресенск, Пески - в соответствующем разделе выше!
Аватара пользователя
Герда
Сообщения: 6887
Зарегистрирован: 21 мар 2012, 21:49

Литература как вид искусства

Сообщение Герда »

Памяти Брэдбери

Ушел из жизни последний из волшебников



Live Journal



Умер Рэй Брэдбери
Изображение

Юрий Караш

06.06.2012
Айзек Азимов, Станислав Лем, Артур Кларк… Именно в таком порядке покидали наш мир те, кто давал нам возможность жить в будущем, как в настоящем. Какое бы оно не было, это будущее, оно становилось реальностью для читателей, открывавших их книги. Теперь к этому печальному списку присоединился Рэй Брэдбери. Все. Больше никого не осталось.

Впрочем, строки эти, наверное, несправедливы по отношению к советским/российским фантастам современности - братьям Стругацким. Аркадия уже нет, а Борис, слава Богу, жив. Они не меньше «великой четверки» владели искусством перенесения читателей во времени. Увы, закрытость советского общества, в котором Аркадий и Борис создали лучшие из своих произведений, практически не позволяла читателям за пределами СССР приобщиться к их произведениям в той же степени, как к книгам создателей «трех законов роботехники», «Соляриса», «Лунной пыли» или «Марсианских хроник».

Статьи мировых газет, посвященных уходу Брэдбери, полны фактами из его биографии: когда родился, когда опубликовал свой первый рассказ, сколько за свою жизнь написал произведений, где и когда встретил свою будущую жену, сколько у него было детей, сколько его произведений было экранизировано и.т. д. Не дают эти статьи ответа лишь на один из главных вопросов: в чем феномен Брэдбери (равно, как и других членов «великой четверки»)? Ведь большинство произведений, благодаря которым он стал знаменит - «Марсианские хроники», «451 по Фаренгейту», «Вино из одуванчиков», были созданы им много десятилетий назад.

Задавать этот вопрос, наверное, имеет не больше смысла, чем пытаться выяснить: почему в современном художественном мире не появляются мастера сравнимые по силе таланта и мастерству живописи с Микеланджело, Леонардо да Винчи, Рембрандтом или Рафаэлем? Ну не появляются, и все тут. Но, тем не менее, попытаемся на него ответить применительно к «великой четверке».

Человеку нужен человек

Эти слова из фильма Андрея Тарковского «Солярис», созданного по одноименному произведению Станислава Лема, и являются ключом к пониманию феномена Брэдбери. Их сказал Снаут в диалоге с Крисом. Помните: «Нам не нужен никакой космос. Мы просто хотим расширить Землю до его пределов. Мы находимся в дурацком положении человека, стремящегося к цели, которая ему не нужна, которой он боится... А человеку нужен сам человек».

Данную простую, но от этого не менее великую истину, и понял Брэдбери. Для него техника, перенесение в другие времена и миры, были лишь способом создать необычные условия, в которых наиболее ярко проявились бы самые обычные качества человека: любовь, верность, предательство, смелость, трусость, щедрость, жадность, мелочность и великодушие. Как бы ни была интересна техника, она никогда не сможет так же завладеть вниманием человека, как личность ему подобного. Поэтому необыкновенные машины и устройства у него всегда на заднем плане.

Именно это и ушло из произведений тех, кто пытаются быть последователями «великой четверки». Спецэффекты, необыкновенные превращения и трансформации, суперкомпьютеры, киборги и трансформеры почти полностью вытеснили из произведений человека, отведя ему незначительную роль обслуживающего персонала всех этих технических чудес. Но ведь человеку нужнее человек. Как же его теперь трудно отыскать среди всех этих хитросплетений из металла, пластика и композитов.

Интересно, что, будучи великим провидцем, в том числе и в области науки и техники (вспомнить хотя бы его стены-телевизоры из «Фаренгейта» - чем не «домашние кинотеатры»?, или же «ракушки» в ушах – предтечи айфонов) Брэдбери своей жизнью как бы отвергал научно-технический прогресс. Возможно потому, что еще в детстве, увидев последствия автомобильной катастрофы, понял, какие разрушения он может нести. Брэдбери так и не научился водить машину, а первый раз поднялся в небо на самолете лишь в 1982 году, в возрасте 62 лет, и то лишь после трех порций двойного мартини.

А вот, как он сам охарактеризовывал тот жанр, в котором писал. «Иногда люди спрашивают меня, – рассказывал Бредбери в интервью газете Charlotte Observer в 1997 году, – «Вы пишете в жанре фэнтэзи»? Нет. «Вы - научный фантаст?» Нет. Я – волшебник».

И пояснял: «Научная фантастика – это искусство возможного, а не невозможного. А фэнтэзи – то, что никогда и ни при каких обстоятельствах не может случиться».

Да, пожалуй, Бредбери действительно писал в жанре волшебства. Ведь он не просто рисовал на страницах своих произведений невероятные картины прошлого, или будущего, а реально переносил читателей в эти времена.

Полчаса в галерее «Коркоран»

Она расположена в Вашингтоне. До масштабов Третьяковки она, пожалуй, не дотягивает, но вполне может считаться местным «Музеем изобразительных искусств имени Пушкина». У нее несколько залов. Один из них расположен на северо-западе Вашингтона (по крайней мере, он там находился в 1995 году).

Я уже не помню, как узнал, что там будет проходить выставка оригиналов иллюстраций к «Марсианским хроникам». Наверное, из газеты. Там же было сказано, что в один из дней в выставке примет участие и сам Брэдбери.

Был жаркий июльский вечер, когда я, немного взмокший в костюме, да еще и в галстуке, перешагнул порог этого зала. К моему удивлению народу там было немного. Его я узнал сразу – невысокого роста, плотный, в черном блайзере, такого же цвета галстуке и голубой рубашке. Высокий, переходящий в лысину лоб, коротко стриженные седые волосы, тяжелые очки.

Пождав, пока он закончит разговор с собеседником, я, немного робея, подошел к нему и представился: бывший участник советского конкурса «Журналист в космосе», аспирант докторантуры по специальности «Космическая политика».

Брэдбери просиял. Наверное, в тот день я был единственной «родственной душой» автора «Вина из одуванчиков», который посетил выставку в числе просто многочисленных поклонников его таланта. Мы поговорили на космические темы, после чего я спросил у Брэдбери разрешения сфотографироваться с ним.

Он тут же согласился. Мы встали на фоне картин из «Хроник», висевших на стене. Брэдбери обнял меня за плечи, как старого знакомого. Естественно, я сделал точно так же. Мы поговорили еще немного, после чего он подписал мне свой «Фаренгейт» с «пожеланием честности и мужества Гая Монтега».

Я отправил по адресу, который он мне дал, тот снимок ему для автографа. Попросил, чтобы он подписал его с пожеланием «осуществить нашу совместную мечту – полет на Марс» (а как же иначе – разве автор «Марсианских хроник» мог мечтать о чем-нибудь другом?). Через какое-то время получил его назад с подписью-пожеланием мне осуществить «мою» мечту – полет на Марс.

Тогда эти слова ввели меня в некоторое недоумение, но теперь, когда я знаю о Брэдбери больше, то думаю, что может он никогда и не мечтал «всамделишно» улететь на Марс (даже если б такое и было возможно при его жизни). Может быть, для него колонизация Красной планеты была своего рода «предохранительным клапаном», через который можно было выпустить излишки «давления», так часто возрастающего между странами и народами, и грозящего разорвать Землю вместе с человечеством в ядерной войне.

С тех пор прошло почти 17 лет. А я, как сейчас вижу перед собой этого удивительно доброжелательного и простого в общении человека - такого же, какими были главные герои его произведений…
То,что для одного комар,для другого - верблюд. Изображение

Аватара пользователя
Герда
Сообщения: 6887
Зарегистрирован: 21 мар 2012, 21:49

Re: Литература как вид искусства

Сообщение Герда »

Культура и шоу-бизнес
А.С.Пушкин. Малоизвестные факты из жизни человека, которого знают все
Изображение

Фрагмент репродукции картины "Александр Сергеевич Пушкин"
© РИА Новости



Александра Сергеевича Пушкина, чей день рождения отмечают сегодня во всем мире, называют не иначе как величайшим русским поэтом, с его творчеством знакомы все еще со школьной скамьи. Тем не менее есть в его биографии детали, которые могут показаться интересными даже тем, кто знает наизусть всего "Евгения Онегина".

"Зато не рябчик"

Пушкин помнил себя с 4 лет. Он несколько раз рассказывал о том, как однажды на прогулке заметил, как колышется земля и дрожат колонны, а последнее землетрясение в Москве было зафиксировано как раз в 1803 году. И, кстати, примерно, в то же время произошла первая встреча с Пушкина с императором – маленький Саша чуть было не попал под копыта коня Александра I, который выехал на прогулку. К счастью, коня успели придержать, ребенок не пострадал, и единственный, кто перепугался не на шутку – это няня.

Однажды дом родителей Александра Пушкина посетил русский писатель Иван Дмитриев. Будущий великий поэт был тогда еще ребенком, Дмитриев решил подшутить над необычной внешностью мальчика и сказал: "Какой арабчик!" Но десятилетний правнук Ганнибала не растерялся и вмиг выдал ответ: "Да зато не рябчик!" Присутствующие взрослые были удивлены и жутко смущены, потому что лицо писателя Дмитриева было действительно рябым.

А в знаменитый Царскосельский лицей Пушкин, оказывается, поступил по блату. Лицей основал сам министр Сперанский, набор был невелик – всего 30 человек, но у Пушкина был дядя – известный поэт Василий Львович Пушкин, который был лично знаком со Сперанским.

В 1817 году состоялся первый выпуск лицеистов. Сдав в течение семнадцати майских дней 15 экзаменов, среди которых была латынь, российская, немецкая и французская словесность, всеобщая история, право, математика, физика, география, Пушкин и его друзья получили аттестаты. Поэт оказался по успеваемости двадцать шестым (из 29 выпускников), показав только "в российской и французской словесности, также в фехтовании превосходные" успехи.

"Любовь юного шатена"

В лицее Пушкин в первый раз влюбился. Очень любопытно почитать даже не список его побед, а отзывы о нем разных людей. Его брат, например, говорил, что Пушкин был собою дурен, ростом мал, но женщинам почему-то нравился. Что и подтверждается восторженным письмом Веры Александровны Нащекиной, в которую Пушкин тоже был влюблен: "Пушкин был шатен с сильно вьющимися волосами, голубыми глазами и необыкновенной привлекательности". Впрочем, тот же брат Пушкина признавал, что, "когда Пушкина кто-то интересовал, он становился очень заманчив, а когда Пушкину было неинтересно, разговор его был вял, скучен и просто несносен.
Наталья Николаевна Пушкина, урожденная Гончарова Изображение
РИА Новости. А. Варфоломеев | Купить иллюстрацию
Картина "Наталья Николаевна Пушкина, урожденная Гончарова (1812-1863)". Художник Владимир Иванович Гау (1816-1895). 1843 год. Бумага, акварель. Всесоюзный музей А.С.Пушкина на набережной Мойки, 12, в Ленинграде. Репродукция.

Пушкин не был красив, в отличие от своей жены Натальи Гончаровой, которая, плюс ко всему, была на 10 см выше мужа. По этой причине, бывая на балах, Пушкин старался держаться от супруги поодаль, чтобы лишний раз не акцентировать внимание окружающих на этом контрасте.

В период ухаживаний за своей будущей супругой Натальей Пушкин много рассказывал своим друзьям о ней и при этом обычно произносил: "Я восхищен, я очарован, Короче – я огончарован!".

Известно, что Пушкин был очень любвеобилен. С 14 лет он начал посещать публичные дома. Будучи женатым, он продолжал наведываться к "веселым дамам", а также имел замужних любовниц. Жандармский чиновник III отделения Попов писал о Пушкине: "Он был в полном смысле слова дитя, и, как дитя, никого не боялся".

Дуэли и долги

Первая дуэль Пушкина случилась в лицее, а в общей сложности у поэта было много дуэлей – около 30, утверждают историки.

Сам же Пушкин, по слухам, предлагал стреляться более полутора сотен раз. Причина могла не стоить выеденного яйца – например, в обычном споре о пустяках Пушкин мог неожиданно обозвать кого-нибудь подлецом, и, конечно, это заканчивалось стрельбой. По подсчетам пушкинистов, столкновение с Дантесом было как минимум двадцать первым вызовом на дуэль в биографии поэта.

У Пушкина были карточные долги, и довольно серьезные. Он, правда, почти всегда находил средства их покрыть, но, когда случались какие-то задержки, он писал своим кредиторам злые эпиграммы и рисовал в тетрадях их карикатуры. Однажды такой лист нашли, и был большой скандал.

Дантес был родственником Пушкина. На момент дуэли он был женат на родной сестре жены Пушкина - Екатерине Гончаровой.

Перед смертью Пушкин просил прощения за нарушение царского запрета на дуэли: " …жду царского слова, чтобы умереть спокойно…".

"Нашему поэту" Изображение
Последнее издание "Евгения Онегина", вышедшее при жизни Александра Пушкина
Фото: предоставлено журналом "Про книги"
Последнее издание "Евгения Онегина", вышедшее при жизни Александра Пушкина

А вот как оценивают творчество Пушкина иностранцы. Оказывается, "Евгений Онегин" – это вообще первый русский роман (хотя и в стихах). Так написано в "Британской энциклопедии" редакции 1961 года. Там же написано, что до Пушкина русский язык был вообще не пригоден для художественной литературы.

Кстати, в России в 1912 и 1914 годах выходили сборники стихов Пушкина, которые теперь стали библиографической редкостью: составителем сборников был некий В. Ленин, а предисловие написал А. Ульянов. Ленин – псевдоним издателя Сытина (его дочку звали Еленой), а литературовед Ульянов был просто однофамильцем.

Хорошо ли вы знаете творчество Пушкина? Проверьте себя >>

Забавный факт, который, правда, не имеет отношения к биографии Пушкина. В Эфиопии несколько лет назад поставили памятник Пушкину. На красивом мраморном постаменте высечены слова: "Нашему поэту".

Материал подготовлен на основе информации открытых источников
То,что для одного комар,для другого - верблюд. Изображение

Аватара пользователя
peskimos
Сообщения: 536
Зарегистрирован: 21 мар 2010, 00:20
Контактная информация:

Re: Литература как вид искусства

Сообщение peskimos »

Герда писал(а):с его творчеством знакомы все еще со школьной скамьи. Тем не менее есть в его биографии детали, которые могут показаться интересными даже тем, кто знает наизусть всего "Евгения Онегина".
Человеческие качества Пушкина, как говорится, ОСТАВЛЯЛИ ЖЕЛАТЬ... Злой насмешник, трепло и болтун, страшный потаскун, мот и кутила, скабрезник и похабник. Об этом много писано. Декабристы, среди которых у него было много знакомых, держали от него в тайне все свои замыслы, т.к. боялись предательства с его стороны. Пушкин был крайне безответственным человеком по отношению ко всем окружающим. НО ГЕНИАЛЬНЫЙ ПОЭТ! В то время почти все писали стихи, т.к. этому учили в лицее, но он, конечно, выделялся с детства.
Да и сегодня личные качества большинства наших "талантов", мягко говоря, не блещут...

А вы как думаете, что изменится, если этот ИНТЕРЕС будут знать школьники.... Нужно или нет знать о человеческих качествах действительно Талантливых людей? И с какого возраста?
Аккаунт был взломан.
Сейчас контроль восстановлен.

Агафья
Сообщения: 1793
Зарегистрирован: 16 май 2010, 23:03

Re: Литература как вид искусства

Сообщение Агафья »

Про Есенина знать можно в любом возрасте,значит и о Пушкине нужно

Аватара пользователя
Герда
Сообщения: 6887
Зарегистрирован: 21 мар 2012, 21:49

Re: Литература как вид искусства

Сообщение Герда »

1."Трепло,потаскун,похабник,предатель..."- я в ужасе от этих слов,так и пахнуло царскими прихлебателями,которые затравили Пушкина! Да,он не такой,как вы,как его современники,окованные цепями рабской зависимости перед сильными мира сего, - он был СВОБОДНЫМ человеком в рабской стране.Ещё до декабристов он смело бросил в лицо всесильному царскому наместнику на Кавказе графу Воронцову ",,,полумилорд,....полуподлец...полуневежда.но есть надежда,что будет полным наконец!" И это была не насмешка,это была ПРАВДА!" Пушкин был смелым человеком,На допросе у царя он прямо ответил,что будь он в Петербурге,был бы вместе со своими друзьями на Сенатской площади.
Это факты,подтверждённые документально. А вот надо ли детям и подросткам читать светскую клевету о Пушкине,так старательно переданную Пескимосом уже в 21-ом веке,вопрос!
(Как живуче зло!).
2.В статье (выше) приводятся такие качества личности поэта,как горячность,нетерпимость к светским порокам,рискованность,смелое остроумие!
То,что для одного комар,для другого - верблюд. Изображение

Аватара пользователя
Герда
Сообщения: 6887
Зарегистрирован: 21 мар 2012, 21:49

Re: Литература как вид искусства

Сообщение Герда »

Денис Драгунский,писатель.

Вождь и его писатель
22 июня 2012, 10:29
Загадку самоубийства Фадеева мне раскрыл старый писатель-чекист NN незадолго до своей смерти.
Он просил меня молчать тридцать лет; минуло сорок, и теперь я могу рассказать эту историю.

– Тут три легенды, – сказал NN. – Номер один – тяжелый запой, как было сказано в медицинском заключении, прямо под некрологом. Это для народа. Застрелился по пьянке, с кем не бывает.
Номер два – что ему невыносимо тяжело было встречать людей, которых он, фактически, сажал, и вот они вернулись из лагерей. Это для интеллигенции.
Легенда номер три – искреннее и злое письмо в ЦК. Что, мол, партийные чиновники извели его талант под корень. Это – для отделов культуры обкомов и райкомов. Чтоб не увлекались администрированием.

– А на самом деле? – спросил я.

– Сейчас, – старик развязал тесемки на картонной папке и вытащил простую общую тетрадь, перелистал.

Я увидел четкий фадеевский почерк.

– Вот. Его заметки на память. Сорок седьмой год.

***

«Совещание у тов. Сталина по премиям.
12 крупных писателей. Сидим в приемной. Ждем полчаса.

Поскребышев входит: «подождите».
Ждем еще час.

Поскребышев: «вы, вы, вы, и тов. Фадеев».

Ведут двое военных.
Коридор, комната. Чай, боржом, печенье. Сидим вчетвером еще сорок мин.

Мол.чел. в штатском, сильно пахнет шипром: «Тов. Фадеев, идемте. Остальные обождите».

Ведет, вводит в кабинет.
На столе трубка, папиросы. Но дыма нет. Книга, какой-то том Ленина (не рассмотрел).

Входит мол. ген-лейт: «Присядьте. Тов. Сталин неважно себя почувствовал, у него проф. Виноградов».
Я: «Мне подождать?» Он: «Вот замечания тов. Сталина». Дает мне список лауреатов. Синим карандашом кто-то вписан, кто-то вычеркнут. Встаю: «Могу идти?» Он: «Посидите полчаса».
Сам сидит за письм. столом! Потрошит папиросы, набивает трубку, нюхает, выковыривает спичкой, и опять.

Я: «Тов. Сталин меня примет?».
Он отвечает: «Трубка у тов. Сталина английской марки Дунхилл – белая точка на мундштуке, видите? Фирменный знак».
Я: «Тогда я пойду?» Он: «Полчаса, сказано! Тов. Сталин очень внимателен к нуждам писателей. И носит потертый китель, понятно?».

Полчаса прошло, он нажал кнопку.
Вошел который шипром воняет. Отвел меня к нашим.
Они: «Ну, что?» Я говорю, какой на товарище Сталине китель, какая у него трубка и какие он дал замечания. Потом мы четверо рассказываем это всем остальным.
Поскребышев на нас смотрит: «Что, рады встрече с тов. Сталиным?» Все как закричат: «Счастливы! Счастливы! Какой он великий и простой!».

Через неделю в «Метрополе» – тот молодой ген.лейт.
С двумя балеринками. «Тов. Фадеев!» «Тов. генерал!» Он балеринок отослал. Сели, выпили. Я: «Тов. генерал, я своим писателям рассказал, как я с тов. Сталиным встречался, а они теперь интервью дают, как он их принимал, это правильно?»
Он: «Все о-кэй! Не бзди горохом!». Грубо и на ты.
Я: «Как тов. Сталин себя чувствует?» Он ржет: «Хоть ты и писатель, а м...дак!» Я все понял. М...дак, верно. Последний из мудэге, ха-ха-ха».

***

NN закрыл тетрадку и вздохнул:
– Он был очень наивен. Для него это был страшный удар. Стал пить. Но ждал, что на съезде Хрущев сознается, что никакого Сталина не было. А Хрущ начал всё валить на несуществующее лицо. На портрет в газете. И вот этого бедный Саша Фадеев не вынес. Стал алкашам на станции всю правду рассказывать. Они его избили. Не поверили. Народ, сука, не поверил! Он пришел домой и застрелился.

– То есть, вы хотите сказать…

– Ты что, такой же м...дак? – засмеялся старый чекист.

– Но как же…

– Ай, я вас умоляю! – сказал он. – Геловани-Шмеловани. Монтаж-шмонтаж.

– Допустим, – сказал я. – А почему тогда Сталин умер? Жил бы до ста лет.

– Берия смешал все карты, – сказал старик, пряча тетрадь в папку. – Он хотел быть первым. Ну и напоролся. Вождь бывает только на портрете, запомни.

– А кто был этот молодой генерал-лейтенант? – спросил я.

– Неважно! – сказал старик и завязал тесемки.
То,что для одного комар,для другого - верблюд. Изображение

Аватара пользователя
Герда
Сообщения: 6887
Зарегистрирован: 21 мар 2012, 21:49

Re: Литература как вид искусства

Сообщение Герда »

Роман "Убить пересмешника" возглавил список книг, "создавших Америку"
время публикации: 12:56

Изображение

Лидерами в списке оказались лауреаты Пулитцеровской премии: "Убить пересмешника" Харпер Ли и "Гроздья гнева" Джона Стейнбека

Библиотека Конгресса опубликовала список из 88 "книг, которые создали Америку". Все отобранные книги представили на выставке в Вашингтоне, открывшейся в понедельник, 25 июня, сообщает OpenSpace со ссылкой на The Huffington Post.

Лидерами в списке оказались лауреаты Пулитцеровской премии: "Убить пересмешника" Харпер Ли и "Гроздья гнева" Джона Стейнбека. На третьем месте - памфлет Томаса Пейна "Здравый смысл", ставший одним из катализаторов американской войны за независимость в XVIII веке.

Создатели списка рассчитывают вызвать оживленную дискуссию вокруг отобранных книг и предлагают добавлять новых претендентов в список на сайте Библиотеки Конгресса.

Возглавляющий Библиотеку Конгресса Джеймс Биллингтон, историк и иностранный член Российской Академии наук, отметил, что эти книги преподносятся не как "лучшие" в истории литературы США, а как сильнее всего повлиявшие на формирование американской нации.

Топ-10 "книг, создавших Америку"

1. "Убить пересмешника" (To Kill a Mockingbird, 1960) Харпер Ли;
2. "Гроздья гнева" (The Grapes of Wrath, 1939) Джона Стейнбека;
3. "Здравый смысл" (Common Sense, 1776) Томаса Пейна;
4."Приключения Гекльберри Финна" (Adventures of Huckleberry Finn, 1884) Марка Твена;
5. "Кот в шляпе" (The Cat in the Hat, 1957) доктора Сьюза;
6. "Федералист" (Federalist, 1787-1788);
7. "Повесть о жизни Фредерика Дугласа, американского раба" (The Narrative of the Life of Frederick Douglass, 1845) Фредерика Дугласа;
8. "451 градус по Фаренгейту" (Fahrenheit 451, 1953) Рэя Брэдбери;
9. "Джунгли" (The Jungle, 1906) Эптона Билла Синклера-младшего;
10. "Уловка-22" (Catch-22, 1961) Джозефа Хеллера.

Новости NEWSru.com
То,что для одного комар,для другого - верблюд. Изображение

Александр Чемоданов
Сообщения: 549
Зарегистрирован: 15 апр 2011, 21:21
Реальное ФИО: Александр Анатольевич Чемоданов

Re: Литература как вид искусства

Сообщение Александр Чемоданов »

Можно ли по этой логике составить список книг, создавших СОВРЕМЕННУЮ Россию? Если - да, то какие бы книги Вы включили в список? Можно и проще поставить вопрос: Какие книги создали ВАС? Конечно это не только книги, Вы же понимаете..., но книги -то, тоже были... ( сборник материалов партийных съездов :lol: )
Мелочи способны нарушить привычный ход событий.

Аватара пользователя
Герда
Сообщения: 6887
Зарегистрирован: 21 мар 2012, 21:49

Re: Литература как вид искусства

Сообщение Герда »

Эротический британский роман побил рекорд продаж "Кода да Винчи"

Изображение
Новости NEWSru.com


Эротический роман британской писательницы Э.Л. Джеймс "Пятьдесят оттенков серого" установил новый рекорд продаж среди романов в мягкой обложке, предназначенных для взрослой аудитории

Эротический роман британской писательницы Э.Л. Джеймс "Пятьдесят оттенков серого" установил новый рекорд продаж среди романов в мягкой обложке, предназначенных для взрослой аудитории, побив предыдущий рекорд, принадлежавший книге Дэна Брауна "Код да Винчи", сообщает Русская служба BBC.

Роман "Пятьдесят оттенков серого" повествует о бурных взаимоотношениях между миллиардером Кристианом Греем и "невинной" студенткой филологического факультета Анастасией Стил.

Первый миллион экземпляров эротического романа был раскуплен всего за 11 недель, а "Кода да Винчи" - только за 36 недель. Роман Э.Л.Джеймс также побил рекорд недельных продаж для книг в мягкой обложке - 397 тыс. 889 экземпляров. Это на 30 тысяч больше, чем в 2008 году у книги Джоан Роулинг "Сказки барда Бидля".

"Пятьдесят оттенков серого" - первая часть эротической трилогии. Все три романа продаются приблизительно вдвое лучше, чем остальные книги в первой полусотне рейтинга.

По объемам продаж "Пятьдесят оттенков серого" сейчас занимает 32-е место в списке бестселлеров со времен начала подсчетов в 1998 году.

Издательство Random House не смогло сообщить точных данных о продажах электронных копий трилогии, но заявило, что они остаются "на том же уровне", что и бумажные экземпляры.

Однако интернет-магазин Amazon сообщил во вторник, что "Пятьдесят оттенков серого" - первая книга, достигшая отметки в 1 млн проданных копий для электронной книги Kindle.

Дэн Браун и Джоан Роулинг до сих пор удерживают другие рекорды продаж.

Так, в сентябре 2009 года недельные продажи книги Брауна "Утраченный символ" в твердой обложке составили рекордные 550 964 копий.

Роулинг удерживает рекорд продаж за одну неделю среди книг всех жанров. Продажи последних трех книг серии о Гарри Поттере в твердой обложке поднимались до уровня 1,8 и 1,4 млн (пятая и шестая книги соответственно).
То,что для одного комар,для другого - верблюд. Изображение

Аватара пользователя
Герда
Сообщения: 6887
Зарегистрирован: 21 мар 2012, 21:49

Re: Литература как вид искусства

Сообщение Герда »

"Не обвиняйте Пушкину..."
К 200-летию жены поэта
Изображение

Брюллов / Портрет Н. Н. Пушкиной
Александру Брюллову удалось передать пленительную прелесть Натали. Фото: Александр Брюллов / Портрет Н. Н. Пушкиной
28.08.2012, 00:10 "Российская газета" - Федеральный выпуск №5869 (196)
Текст: Инна Руденко

Держу в руках книгу "Наталия Гончарова". Издательство "Вече". И серия, обозначенная уже на обложке, - "Великие исторические персоны"! Уже сенсация. Это она-то, юная жена Пушкина, удостоенная, как утверждается в книге, не только "самой тонкой лести" за свою необычайную красоту, но и "самых грубых оскорблений", - великий исторический персонаж? А как же ревниво-безжалостный приговор Цветаевой - "кукла"? Кто тут прав? И я тороплюсь на встречу с автором необычной книги Ларисой Андреевной Черкашиной.

- Вы начинаете с того, что Наташа Гончарова родилась под гром пушек войны 1812 года: "она появилась на свет буквально на следующий день после Бородинской битвы". В громкое историческое 200-летие входит и тихий двухсотлетний юбилей избранницы нашего великого поэта. Еще одно историческое сближение. В калужском имении Гончаровых Полотняный Завод, где взросла будущая Пушкина, была ставка Кутузова, чем всегда гордились Гончаровы.

Свод иллюстраций в вашей книге начинается с портрета маленькой Таши и заканчивается фотографией мемориальной доски в честь 200-летия Наталии Николаевны Пушкиной. Где, на каком доме эта доска?

Лариса Черкашина: Нет этой доски ни на каком доме.

Как, почему?

Лариса Черкашина: История очень непростая. Мне давно мечталось обозначить памятным знаком место, где стоял дом Гончаровых и где жила невеста поэта. Самый потаенный ныне уголок пушкинской Москвы! Сюда летели письма влюбленного Пушкина, здесь он просил руки Натали, был помолвлен. В доме на Большой Никитской поэт был по-настоящему счастлив. Старый гончаровский дом снесли еще в конце XIX века, а на его месте воздвигли изящный особняк: в нем сейчас посольство Испании.

Удивительно, но идею об установке мемориальной доски на здании посольства горячо поддержал наследник испанской короны принц Фелипе Астурийский, более того, признался, что он - поклонник русского гения! Ведь Пушкин сумел воспеть Испанию, так и не увидев прекрасной страны. Разговор наш состоялся еще в 2003 году, во время визита наследного принца в Москву. Посчитал эту идею прекрасной и Посол Королевства Испании в России Луис Фелипе Фернандес де ла Пенья и направил свое письмо мэру Москвы. Не менее удивительно и то, что московские власти... не дали своего согласия. В юбилейный-то год! К тому же известный скульптор Григорий Потоцкий передавал свое творение в дар Москве безвозмездно... В бронзе - знаменитая акварель Александра Брюллова, где юная супруга поэта удивительно хороша. Портрет этот - единственный, написанный при жизни Пушкина. Поэт любил его, бесконечно целовал, что мы знаем из шутливо-укоризненных строк к жене: "Целую твой портрет, который что-то кажется виноватым".

Не влияние ли тут сложившегося негативного образа Натали? А за что, как вы, Лариса Андреевна, думаете, в первую очередь судили жену поэта?

Лариса Черкашина: Да за всё! И прежде всего за ее божественную красоту. Не только поэт называл свою Натали Мадонной, так ее "окрестили" и в свете. От красавицы Пушкиной невозможно было отвести глаз: что-то магически притягательное было во всем ее облике. Современники признавались, что ее поэтическая красота "проникает до самого сердца", что это образ, который можно созерцать бесконечно, наслаждаясь "совершеннейшим созданием Творца". Даже в церкви, где непозволительно думать о женских чарах, все переставали молиться и "любовались ее необыкновенной красотой"! И как-то так повелось, что и в любви к поэту Натали традиционно отказывали. Вышла за него замуж якобы ради того, чтобы вырваться из-под тяжелой опеки маменьки. Слава богу, сохранилось письмо Натали главе семейства Афанасию Николаевичу, где она защищает честь своего жениха, просит не верить всем "худым мнениям" о нем. Уверяет дедушку, что благословение маменьки дано согласно с ее "чувствами и желаниями"! Еще одно свидетельство. "Утверждают, что Гончарова-мать сильно противилась браку своей дочери, - пишет светская дама, встретив Пушкина с Натали, - но что молодая девушка ее склонила... Она кажется очень увлеченной своим женихом..."

Обвиняли Натали и в том, что она - "пустышка". "И какое могло быть духовное общение между Пушкиным и малообразованной 16-летней девочкой, обученной только танцам и умению болтать по-французски?" - с пафосом вопрошал Викентий Вересаев.

Меня поразила приведенная вами цитата из Валерия Брюсова: "Наталья Николаевна была так чужда всей умственной жизни Пушкина, что даже не знала названий книг, которые он читал. Прося привезти ему из его библиотеки Гизо, Пушкин объяснял ей: "4 синих книги на длинных моих полках". Такой суровый вывод на полном пустяке!

Лариса Черкашина: К тому же сам Брюсов допустил ошибку в названии книг. Пушкин просил прислать ему "Опыты" Монтеня. Вот уж истинно - не судите да не судимы будете!

Поистине, нет ничего тайного, что ни стало бы явным. Все началось с выставки: посвящалась она миру детства ушедшей эпохи и проходила в начале 1990-х в Москве в Доме художника на Крымском валу. Пробродив по залам несколько часов кряду и собравшись уходить, в самом низу стеклянной витрины я увидела раскрытую детскую тетрадку. И, скорее всего, прошла бы мимо, если бы не табличка. Она по-музейному скупо уведомляла: "Ученическая тетрадь Натальи Гончаровой. 1822 год. Орешковые чернила". Встав почти на колени, удалось разобрать записи: "Дни юности! быстро вы, быстро промчались!/ Исчезло блаженство, как призрак во мне..." Почему десятилетняя девочка запомнила и переписала эти совсем не детские стихи в свою тетрадку? Дальше шли и вовсе поразительные строки: "Стихи столько же свойственны нашему языку и столько же приятны для слуха, сколько ямбические и хореические..." Неужели это написано будущей избранницей поэта, первой московской красавицей Натали Гончаровой?! Девочка, почти ребенок, она различает уже стихотворные размеры...

Позже мне довелось читать записи юной Натали в Российском государственном архиве древних актов. Это поистине бесценное сокровище - непознанная духовная Атлантида, - с помощью которого легко реконструировать мир детства ушедшей эпохи. Не удивительно ли, что детские Наташины тетрадки стали достоянием истории, документами государственной важности? И доподлинно свидетельствуют, что у Наташи Гончаровой тоже был свой лицей, никому, правда, не ведомый - Полотняно-Заводский. В архивном собрании - тетради по всемирной истории, синтаксису, географии, античной мифологии. Все это - своеобразная лаборатория становления ее личности, духовного мира. Это ее шаги навстречу Пушкину.

Да, случись всё иначе, учили бы ее лишь рукоделию, танцам, правилам этикета, как то и принято было в дворянских семьях начала XIX века. И превратилась бы Наташа Гончарова в милую уездную барышню, воспитанную на "чувствительных романах"... А еще Натали любила живопись, и долгие годы ее связывала дружба с Айвазовским, какая яркая краска в их знакомстве: знаменитый маринист внешне напоминал ей Пушкина, - любила музыку, театр. Как утверждал Семен Гейченко, хранитель Михайловского и знаток пушкинской эпохи, считалась одной из лучших шахматисток Петербурга.

Еще один упрек - в юности не читала Пушкина, да и "всю жизнь была к поэзии совершенно равнодушна". Так ли это?

Лариса Черкашина: Да ведь она и сама была поэтессой! Правда, утаенной. И тому есть доказательства. Мне посчастливилось видеть детское стихотворение Наташи. Единственное, что известно ныне. Написано оно по-французски, адресовано брату Ивану и хранится в отделе рукописей Российской государственной библиотеки.

Писала Натали стихи, будучи и невестой поэта. Довольно редкое свидетельство, относящееся к маю 1830 года - приезду Пушкина в калужскую усадьбу Гончаровых. Как и у всякой барышни, был свой заветный альбом у Натали, и она просит жениха написать ей на память стихи. Разве мог отказать ей в том Пушкин, хотя так не любил писать мадригалы светским красавицам. Стихотворные строчки легко ложатся на альбомные страницы. Натали читает их и отвечает ему стихами же. Он вновь пишет ей, и она, не боясь выглядеть смешной в глазах знаменитого поэта, отвечает ему: в стихах признается в любви. Альбом этот, поистине бесценный, ныне не сохранился. И никогда уже не услышать и тех канувших в небытие стихов Пушкина, и поэтических опытов его невесты. Но остались воспоминания счастливцев, кому довелось некогда перелистывать альбомные страницы. "Я читал в альбоме стихи Пушкина к своей невесте и ее ответ - также в стихах, - сообщает академик В. П. Безобразов весной 1880 года, по просьбе Грота, одного из первых биографов поэта, посетив Полотняный Завод. - По содержанию весь этот разговор в альбоме имеет характер взаимного объяснения в любви". Тогда Пушкина это забавляло. Возможно, он даже хвалил невесту за удачные рифмы. Но вот он станет ее мужем, и отношение к поэтическому творчеству молодой супруги изменится. Как-то Натали дерзнула послать свои стихи на отзыв супругу. "Стихов твоих не читаю. Черт ли в них; и свои надоели. Пиши мне лучше о себе, о своем здоровье", - так безжалостно пресек Пушкин ее робкие поэтические опыты.

Думаю все же, не стоит сожалеть о Натали-поэте. Главное, что она была музой Поэта...

Лариса Черкашина: ...и матерью его детей. За шесть лет супружества Наталия Николаевна родила четверых! И носила, и рожала их очень тяжело. Да и после родов болела, неделями не выходила из своих комнат.
Почему Натали все-таки вышла замуж, а не осталась вдовой Пушкина? Да она исполнила последнюю волю мужа - после траура выйти замуж за порядочного человека!

В вашей книге есть приложение "Годы жизни Н.Н. Гончаровой-Пушкиной- Ланской" (некая первая попытка биографии по годам и дням). В ней меня поразили две даты за один и тот же год. В мае родила сына - "мучилась дольше обыкновенного", замечает Пушкин. А уже 1 ноября сестра Наташи извещает брата - Натали беременна и "находился в самом жалком состоянии".

Лариса Черкашина: А сколько забот иного рода предстояло ей нести! Сам Пушкин тревожился, оставляя молодую жену одну с малыми детьми (зачастую без денег!), как-то она справится с таким ворохом домашних дел. Да еще поручал ей вести собственные дела, связанные с изданием книг, журналов, просил о встречах с нужными ему людьми, спрашивал ее совета. Ведь для того, чтобы исполнить просьбу мужа: "Что Плетнев? Думает ли он о нашем общем деле?", - надо было быть в курсе всех вопросов - и творческих, и финансовых, касавшихся издания нового альманаха. Вот и кукла!

А муки ревности верной спутницы любви, что сполна довелось испытать Натали? Поводы к тому были, и Пушкину приходилось вечно оправдываться. Вспомнить хотя бы свидетельства Софьи Карамзиной о частых и искренних страданиях "мучениями ревности" жены поэта, возникающих из-за того, что "посредственная красота и посредственный ум других женщин не перестают кружить поэтическую голову ее мужа..." Однажды Пушкин получил от жены пощечину, давшую ему повод со смехом и гордостью рассказывать друзьям о "тяжеленькой руке" своей Мадонны.

А не кажется ли вам, что искаженный образ пушкинской Мадонны - эхо его смертельной дуэли? Ведь и поныне многие убеждены, что Наталия Николаевна изменяла мужу с красавцем-повесой Дантесом, хотя сам поэт считал ее невинной?

Лариса Черкашина: После гибели мужа Наталия Николаевна тяжело страдала. Ее муки вызывали горячее сочувствие окружающих: несколько дней не прекращались страшные конвульсии такой силы, что ноги касались головы, расшатались все зубы, ночами напролет она рыдала и призывала к себе Пушкина... С большим трудом ее спасли от безумия.

В те горькие февральские дни Натали было ниспослано утешение. Беседы с духовником царской фамилии. Ныне имя протопресвитера и доктора богословия, члена Святейшего Синода Василия Бажанова известно немногим. А когда-то его слову внимали российские монархи, помазанники Божии. Многие годы ему исповедовались Николай I и Александр II, императрицы, наследники. Сколько же дворцовых тайн унес с собой в могилу Василий Бажанов! Князь Петр Вяземский пишет, что вдова поэта каждый день исповедуется о. Бажанову, и что тот "очень тронут расположением души ея и также убежден в непорочности ее". Более того, называет свою духовную дочь "ангелом чистоты". Свидетельство поистине бесценное! Но, к несчастью, не услышанное в хоре голосов, судивших 24-летнюю вдову. Наталия Николаевна была истинной христианской, воспитанной с детства в строгих православных традициях. О чем на исповеди поведала она духовнику? Какой груз лежал на ее сердце? В чем корила себя? Не могла она утаить о роковом свидании с Дантесом в ноябре 1836-го. То был тайный сговор, обман, ловушка, и она попалась в нее... Значительно позже Наталия Николаевна признавалась: "Я слишком много страдала и вполне искупила ошибки, которые могла совершить в молодости..." Заметьте, "могла совершить"! И сам Дантес - одно и главных действующих лиц кровавой драмы - сделал необычное признание. И ему можно верить, ведь писалось то не для публики: "Она была столь прекрасна, что казалась ангелом, сошедшим с небес... Она осталась чиста и может высоко держать голову, не опуская ее ни перед кем в целом свете. Нет другой женщины, которая повела бы себя так же".

Стоит еще раз вчитаться в строки из писем князя Вяземского - в них ключ к запутанной дуэльной истории: "Пушкин и его жена попали в гнусную западню, их погубили"; "Адские сети, адские козни были устроены против Пушкина и жены его".

Шаг за шагом, документ за документом скрупулезно, внимательно перечитывая известные строки, находя новые, вы убедительно развенчиваете обвинения жены поэта.

Лариса Черкашина: И вот последнее, - почему Натали все-таки вышла замуж, а не осталась вдовой Пушкина? Да она исполнила последнюю волю мужа - после траура выйти замуж за порядочного человека! Только ее траур длился не два года, как просил на смертном одре поэт, а целых семь лет! И годы вдовства - тяжелейшие для нее: безденежье, почти нищета, а нужно было растить четверых детей, думать об их воспитании.

Мне повезло, я нашла в Пушкинском Доме, в рукописном отделе, письма Наталии Николаевны, адресованные одному из ближайших друзей поэта - покойного мужа - Петру Плетневу. Раньше они не привлекли внимания исследователей, поскольку хранились в архиве Плетнева. Вот она - счастливая находка! Сколь много неожиданных в них откровений! Будто вскрыли черный ящик с давным-давно потерпевшего катастрофу самолета, воссоздали по фрагментам магнитную ленту и... зазвучали голоса из небытия. Вдова поэта обращается с просьбой одолжить ей немного денег, ей так неловко: "Ради Христа, не осудите..." А ведь в то время к ней сватались многие именитые и состоятельные женихи, но ее дети для них были помехой. "Кому мои дети в тягость, тот мне не муж!" - говорила Наталия Николаевна. Генералу Петру Ланскому, второму ее супругу, дети поэта не были в тягость. Напротив, стали для него родными, такими, как и трое появившихся на свет дочерей. Да и сама Наталия Николаевна признавалась: "Положительно, мое призвание - быть директрисой детского приюта: Бог посылает мне детей со всех сторон..." Вот еще одно весьма знаменательное письмо ее из архива Плетнева. "Наконец завтра в три часа назначено у нас свидание насчет нового издания "Сочинения Пушкина"; пожалуйста, любезный Петр Александрович, не откажите приехать: я дорожу вашими советами". Нет, не случайно, не зря поэт, литературный критик, издатель, ректор Санкт-Петербургского университета Петр Плетнев просил Грота: "Не обвиняйте Пушкину. Право, она святее и долее питает меланхолическое чувство, нежели бы сделали это многие другие".

Как случилось, что Вы взялись за эту тему?

Лариса Черкашина: Моя фамильная пушкиниана началась почти одновременно по отцовской и материнской линиям. И точкой ее отсчета стал военный 1941 год, когда отец принял свой первый бой под Полотняным Заводом, где гостил Пушкин со своим семейством. И где старший лейтенант сибиряк Андрей Черкашин поклялся, если судьбе будет угодно оставить его в живых на той войне, как в этом первом бою, - безраздельно посвятить свою жизнь Пушкину. А мама - москвичка Евгения Соколова, чьи годы студенчества в Первом медицинском совпали с "роковыми сороковыми", проходила стажировку в институте нейрохирургии у профессора Арендта. Нет, не у однофамильца знаменитого петербургского хирурга, пытавшегося спасти жизнь раненого поэта и первым объявившего Пушкину, что рана его смертельна, а у его родного правнука Андрея Андреевича Арендта. Обстоятельства поистине знаковые. К слову сказать, такое же имя и отчество будет носить ее супруг, мой отец, известный пушкинист-генеалог, "взрастивший" родовое древо поэта. Я росла в доме, где самую большую стену занимал ватман, вычерченный папиной рукой, с пушкинским древом. И, как у каждого древа, у него есть свои корни, берущие истоки из глубин нашей истории, от князя Рюрика - начало русской государственности - и собственная крона: многочисленные потомки, живущие ныне по всему миру. Об этом моя первая пушкинская книга. Вместе с отцом побывала во всех пушкинских усадьбах. Так случилось, что жена поэта никогда не была в Болдине, но ее имя, я считаю, осталось в истории самой поэтической пушкинской усадьбы: его хранят деревья - Натальины сосны. Посаженные сыном Александром у барского особняка во Львовке по просьбе Наталии Николаевны - по четыре сосны с каждого угла дома в память о детях ее и Пушкина. И верно, давая наказ старшему сыну, вспоминались ей тогда и сосны в Михайловском, воспетые великим мужем... Благодаря отцу я познакомилась с наследниками рода Гончаровых, подружилась с правнуком поэта Григорием Григорьевичем Пушкиным. Мне довелось побывать во многих странах - везде, где чтят память Александра Сергеевича и Натали и где живут потомки самой поэтической русской четы.

"Бывают странные сближения", как говорил Александр Сергеевич...

Лариса Черкашина: Но это внешнее обрамление вопроса. Известно - не автор выбирает своих героев. Хочется верить... Как-то в одной из журнальных рецензий меня назвали "защитницей тени", - высшая похвала! А вот совсем недавний отклик в Интернете: автор "отстирывает белые одежды Натали". Согласна, ведь столько грязи было брошено в нее. Ни одна женщина в истории русской литературы не была так нещадно оклеветана, как Наталия Пушкина. Она лишена была права голоса - Натали молчала более полутора столетий, а так хотелось ее услышать... Голос сберегли старые письма, впервые опубликованные писательской четой: И. Ободовской и М. Дементьевым. Духовный мир избранницы поэта все еще не познан, а миф о пустой бездушной красавице, сыгравшей роковую роль в судьбе поэта, жив и поныне. О заслугах Наталии Пушкиной перед отечественным пушкиноведением почти забыто. А ведь это она сохранила все рукописи поэта, вплоть до счетов и расписок, его письма и дневники. Сберегла пушкинские реликвии, в их числе и святую ладанку с частицей Ризы Господней, которую поэт всегда носил на груди. Научила детей боготворить их великого отца. Вступилась за честь мужа, когда опекун детей поэта г-н Отрешков-Тарасенко вздумал от своего имени преподнести известной библиотеке пушкинские автографы, им украденные. Посчитав соединение имени Пушкина с именем низкого человека "клеймом" поэту: "что дети Пушкина за счастье почтут принести в дар Императорской публичной библиотеке те же самые автографы, но только от своего имени", Наталия Ланская пишет негодующее письмо барону Корфу, директору библиотеки. Сколько душевной боли в письме вдовы поэта, как борется она за светлое имя погибшего мужа: никакая тень не должна омрачать его. Письмо - как вызов на поединок. У нее была своя дуэль... Теперь и судите, права ли Анна Ахматова, утверждавшая что "никакого культа Пушкина после его смерти в доме у вдовы не было"?

...Были еще в моей жизни дни и месяцы работы в архивах и библиотеках, путешествия по местам былой жизни героини, работа над фильмом "Натали. Три жизни Натальи Гончаровой". Случались и фантастические истории. В Пушкинском музее на Пречистенке (в экспозиции!) я увидела в записной книжке поэта рисунок и атрибутировала его как портрет Натали. Для меня это стало неким подарком свыше.

- Как мы видим, открытия, связанные с магическим именем избранницы Пушкина, случаются и в новом столетии. И доказательство тому - книга Ларисы Черкашиной, которая только-только появилась на свет. Вглядываюсь в фотографию мемориальной доски и вдруг замечаю, что поэтически-доверчивый взгляд юной прелестницы, отмеченный художником, под рукой современного скульптора приобретает несколько иные черты. Страдальчества? Укоризны? Неужто это изображение к 200-летию Н. Н. Гончаровой так и останется фотографией в книге? Любя свою великую историю, как небрежны бываем мы к судьбе отдельного человека...

Исполнились мои желания. Творец

Тебя мне ниспослал, тебя, моя Мадонна,

Чистейшей прелести чистейший образец.

Эти знаменитые стихи написаны о невесте. Но вот, спустя годы, строки о жене в личном послании: "Гляделась ли ты в зеркало, и уверилась ли ты, что с твоим лицом ничего сравнить нельзя на свете,- а душу твою люблю я еще более твоего лица". Она была для него Мадонной и в жизни, как в стихах. И тем самым осталась Мадонной в поэтической истории России. Вот что есть главное в этой книге и должно быть главным для нас - выбор Поэта. Он же "наше всё", как любим мы ныне повторять и часто, увы, всуе...
То,что для одного комар,для другого - верблюд. Изображение

Ответить

Вернуться в «Культурная жизнь»